Опять Гришем

Новая книга Guardians основана на реальных событиях и рассказывает о юристах, посвящающих себя освобождению ложно обвиненных и осуждённых заключённых, иногда приговоренных к смерти. Тема интересная, но без особых интриг.

Наверное, самое интересное в книге, это то, что в США освободить осуждённого очень непросто, практически невозможно, даже если очевидно, что преступление совершил не он. А ещё то, что одним из приемлемых аргументов является высокая стоимость издержек повторного судопроизводства, из-за чего не стоит и начинать.

Лайфхак: Куда девать богатство

Эндрю Карнеги видел 3 возможных варианта использовать избыточное богатство:

1) Передать в наследство родственникам. Это наиболее неблагоразумный вариант, от которого гораздо больше вреда, чем пользы. Дети, получив наследство, как правило, в скором времени растрачивают его на бессмысленные цели. Кроме того, у них исчезает желание и потребность в развитии личности.

2) Составить завещание для распределения на общественные нужды. Этот путь может привести к острым противоречиям между людьми, имеющими отношение к завещанию и его реализации. И в результате цель так и не будет достигнута.

3) Идеальным вариантом является использование накопленного богатства при жизни и непосредственном участии владельца. Причём использование на благотворительные нужды. Только это может послужить противоядием от временного неравного распределения богатства. Примирить богачей и бедняков, достичь гармонии в обществе.

Эндрю Карнеги видел благотворительность не в уравнительной «раздаче» благ всем и каждому. Основным соображением при поддержке общественности он выделил помощь тем, кто затем поможет себе сам. Дать часть средств, с помощью которых желающие вырасти получат эту возможность. Ни отдельная личность, ни человечество в целом не становятся лучше от подаяний. Задача богача в «установке в пределах доступа лестниц, по которым стремящийся к успеху смог бы взобраться наверх».

Мое тихое лингвистическое бунтарство

Во время учёбы на востфаке я написал две работы для СНО:
- первая - про то, что пакистанский урду, индийский хинди и промежуточный хиндустани - это диалекты, а не самостоятельные языки
- вторая - о том, как дети учат языки и что для обучения студентов разговорным навыкам необходимо прекратить пичкать их грамматикой и начать говорить с ними (я так выучил английский с репетитором по книгам Экерсли).

Я бы написал и третью работу, но меня выгнали из СНО.

1793: История одного убийства

События разворачиваются в Швеции на фоне французской революции, которая используется для раскрытия жестокой сущности одного из персонажей. Встречаются интересные описания быта, но хотелось бы, чтобы их было побольше. Но вместо них них автор предпочитает уделить место отвратительным подробностям описываемого преступления. Впрочем, учитывая, что это исторический детектив, наверное, это правильное решение. Персонажи удались, как главные, так и второстепенные.
Словом,мне понравилось.

The Return Of John Grisham

Не так давно я сокрушался о том, что мой любимый писатель Джон Гришэм растерял свои таланты: последняя пара романов про остров Камино были прямо-таки совсем sub-par.


Но вот вышла его книга Time For Mercy, и я в восторге, потому что Grisham is back!

(no subject)

Лет 6 назад я писал про субъективное восприятие свободы:


И наконец, третий и последний этап. Можно начать любое дело. Можно заработать довольно много денег. Можно купить любое количество квартир и машин. Можно ездить куда угодно. Но ты всегда чувствуешь, что все это не твое — в любой момент государство может отнять (и отнимает) у тебя все.

Дополняю: теперь и ездить куда угодно нельзя. Государство показало, как легко оно может единовременно отнять все у всех, включая свободу передвижения. Причем сделать это так, что большинство будет это приветствовать.

Karen Slaughter - Cop Town

Хороший полудетективный роман про нелегкую службу женщин в рядах полиции Атланты.

Как и во всех ее книгах, персонажи очень хорошо прописанные _живые_ люди, события разворачиваются быстро, язык приятный, аудиокнига прекрасно начитана.

Голод - Alma Katsu

1846 год. Партия переселенцев, возглавляемая Доннером и Ридом,  отправляется в Калифорнию и застревает в горах в горах Сьерра-Невады. 

Все. Считайте, что книгу вы прочитали. 

Конечно, вы можете спросить, а что же было написано на остальных 375 страницах. Рассказываю:
1) намек на то, что жена Доннера — ведьма. Правда эта линия, в итоге, так и не была раскрыта,
2) намек на какой-то вирус, который проникает в человека и превращает его то ли в волка, то ли нет, но делает его настолько голодным, что тот начинает есть всех подряд. Но это не точно,
3) намек на какие-то любовные интрижки, но, кажется, автору самому это показалось неинтересным и тема заглохла после первой же полуэротической сцены,
4) была какая-то надежда узнать что-то о быте переселенцев или индейцев, но, видимо, автор посчитала, что в книге ужасов им не место. Правда, и самим ужасам в ней места не нашлось
5) зато нашлось место литературному приему по переброске читателя из одного времени в другое, без какой-либо потребности со стороны сюжета, так что часть книги проходит в гадании, о каком времени идет речь,
6) про персонажей скажу словами Марка Твена: «Читатель [...] хороших людей не любит, к плохим безразличен и от души желает, чтобы черт побрал и тех и других».

Не благодарите!

Джон Гришэм, остановись

Первую книгу этого великолепного автора я прочитал, занимаясь английским языком со своим репетитором Абрамом Ефимовичем. Абрам Ефимович был превосходным учителем и прекрасным человеком. Его методика заключалась в том, что мы читали очередной урок, в основном, из учебника Экерслея, потом дома переводили его письменно на русский, а на следующем занятии переводили устно со своего же перевода обратно на английский, а он нас поправлял. Вторую часть урока мы просто разговаривали на английском. 

Грамматику мы не проходили, а когда в учебнике попадался урок по грамматике, мы его просто пропускали. «А зачем вам грамматика? — вопросом на вопрос отвечал Абрам Ефимович. — Во время разговора с англичанами будете вспоминать, в каком порядке идут члены предложения?». 

Мое особое восхищение вызывала его огромная библиотека, состоявшая сплошь из книг на английском языке. Это было какое-то немыслимое сокровище в далеком 80-м. И вот однажды он сказал, что нам пора начинать читать нормальную художественную литературу и вручил мне «Крестного отца». Я понятия не имел о том, что это за книга, но уже через пару страниц не мог от нее оторваться. Думаю, меня сразу же захватил незнакомый и удивительный мир итальянской мафии в Нью-Йорке.  Но не исключаю и то, что все дело было в эпизоде, где Сонни занимался сексом с подружкой невесты на свадьбе у своей сестры.

Collapse )