stillwhatever (stillwhatever) wrote,
stillwhatever
stillwhatever

Categories:

Честный Эйб

Наверное, каждый из нас, кто хоть что-то запомнил из школьного материала про историю США, помнит, что Гражданская война произошла из-за отказа Юга упразднить рабство и что возглавлял страну в тот период великий Авраам Линкольн, главный по борьбе с рабством.



На самом же деле, если покопаться в документах, то все не совсем так, как нам внушали.

Начнем с отношения к рабству. Линкольн говорил многое и разное. И речи его периодически включали в себя пассажи, которые если и не оправдывали рабство (хотя было и такое), то как минимум говорили о невозможности равентсва между белыми и неграми. Вот некоторые примеры:

18 сентября 1858 г.
I will say then that I am not, nor ever have been, in favor of bringing about in any way the social and political equality of the black and white races -- that I am not nor ever have been in favor of making VOTERS or jurors of negroes, NOR OF QUALIFYING THEM HOLD OFFICE, nor to intermarry with white people; and I will say in addition to this that there is a physical difference between the white and black races which I believe will forever forbid the two races living together on terms of social and political equality. And inasmuch as they cannot so live, while they do remain together there must be the position of superior and inferior, and I as much as any of her man am in favor of having the superior position assigned to the white race.
ПЕРЕВОД:
«И я скажу, что я никогда не выступал и не буду за социальное и политическое равенство двух рас – черной и белой, я никогда не поддерживал точку зрения, чтобы негры получили право голоса, заседали в жюри или занимали какую-нибудь должность или женились на белых… добавлю, что между белой и черной расой есть физическая разница,
 которая не даст двум расам жить вместе на основе социального и политического равенства. А поскольку такое совместное проживание невозможно, так как они продолжают жить вместе, они будут жить в позиции главенствования и подчинения, и как любой представитель белой расы, я за то, чтобы белая раса занимала главенствующее положение».
 

Тогда же.
So far as I know the Judge never asked me the question before. He shall have no occasion to ever ask it again, for I tell him very frankly that I AM NOT IN FAVOR OF NEGRO CITIZENSHIP.
ПЕРЕВОД:
«Насколько я знаю, Судья никогда раньше не задавал мне этого вопроса. И у него не будет возможности задать мне его еще раз когда-либо в будущем, так как я скажу ему со всей откровенностью, что не поддерживаю идею гражданства для негров».
 

21 августа 1858 г.
I will say here, while upon this subject, that I have no purpose, directly or indirectly, to interfere with the institution of Slavery in the States where it exists. I believe I have no lawful right to do so, and I have no inclination to do so. I have no purpose to introduce political and social equality between the white and black races. 
ПЕРЕВОД:
«Я скажу пользуясь моментом, что у меня нет ни прямой, ни косвенной цели вмешиваться в институт рабства в тех штатах, где он существует. Я считаю, что у меня нет законного права на это, и у меня нет никакого желания делать это. У меня нет цели вводить политическое или социальное равенство между белой и черной расами».

 

Но навернее важнее слов все же дела, а дела у Линкольна были следующими:
  • Линкольн поддерживает  "Закон о сбежавших рабах" (Fugitive Slave Act) 1850 г. и более того, обосновывает правомочность этого закона через Конституцию в своей вступительной президентской речи.
  • Прокламация об освобождении рабов, за которую, как считается, Линкольну можно простить все, что угодно, подписывается лишь в 1863 г. (через 2 года после начала войны). При этом прокламация не отменяет рабство как таковое, а  распространяется только на те штаты, которые заявили о своем выходе из Союза. В союзных штатах рабство остается нетронутым. Это легко объяснить необходимостью в поддержке падающего военного энтузиазма аболиционистов и возможностью призывать на службу освобожденных этим законом бывших рабов.

Возникает вопрос: если война велась не за упразднение рабства, тогда за что?

Вот здесь мы подходим к главному моменту, который и развернул всю историю Соединенных Штатов вспять. 

До момента начала Гражданской войны в стране периодически возникали разговоры о выходе тех или иных штатов из Союза, причем в основном со стороны Северных штатов. Однако, дальше разговоров дело, как правило, не шло. Но, когда рабовладельческий Юг решил отделиться от аболиционистского Севера, используя свое естественное, как считалось, право, выяснилось, что такого права-то у них оказывается и нет. Это был одновременно и самый расцвет американской свободы и ее закат.

Самым важным для Линкольна было спасение Союза и, соответственно федерального правительства. Вот, что он пишет Горацию Грили 22 августа 1862 г., из чего видно, что судьба рабства его совершенно не волнует:
My paramount object in this struggle is to save the Union, and is not either to save or to destroy slavery. If I could save the Union without freeing any slave I would do it, and if I could save it by freeing all the slaves I would do it; and if I could save it by freeing some and leaving others alone I would also do that. What I do about slavery, and the colored race, I do because I believe it helps to save the Union
ПЕРЕВОД:
«Моей первостепенной целью в этой борьбе является спасение Союза, а не сохранение или уничтожение рабства. Если бы я мог сохранить Союз без освобождение единного раба, я бы так и сделал, если сохранение его потребовало бы освобождения всех рабов, я бы овободил всех, если же я мог бы сохранить его, освободив одних и оставив в рабстве других, я бы и это сделал. Все, что я делаю в отношении рабства и цветной расы, я делаю, потому что считаю, что это помогает сохранить Союз».
 
Характерное для этатистов отсутствие логики, когда речь заходит о самоуправлении, ярко проступает инаугурационной президентской речи Линкольна, произнесенной им 4 марта 1861 г.:
Plainly, the central idea of secession, is the essence of anarchy. A majority, held in restraint by constitutional checks and limitations, and always changing easily with deliberate changes of popular opinions and sentiments, is the only true sovereign of a free people. Whoever rejects it, does, of necessity, fly to anarchy or to despotism.
ПЕРЕВОД:
«Просто-нап
росто, идея отделения -- это по сути анархия. Большинство, ограниченное конституционными сдержками и противовесами, и всегда легко изменяемое путем намеренного изменения массовых суждений и нрастроений, -- является единственным истинным руководством свободной нации. Тот, кто отвергает это, неизбежно впадает в анархию или деспотизм».

Почему, если какой-то штат выходит из состава Союза, он должен тут же погрязнуть в хаосе анархии, совершенно непонятно.

А вот риторика Линкольна из той же речи, которая впоследствии стала основой для всей демократической демагогии:
If the United States be not a government proper, but an association of States in the nature of contract merely, can it, as a contract, be peaceably unmade by less than all the parties who made it? One party to a contract may violate it—break it, so to speak—but does it not require all to lawfully rescind it? 
ПЕРЕВОД:
«Если Соединенные Штаты не являются собственно правительством, а лишь ассоциацией Штатов на контрактной основе, может ли оно, как контракт, быть расторгнуто мирным путем меньшим количеством сторон, чем все те, кто заключил его? Одна сторона контракта может нарушить его, но для законного аннулирования контракта разве не требуется участие всех сторон?»
Пресловутое обожествляемое большинство, которое может разрешить или запретить расторжение любого контракта. "Вход рубль, выход два".

И как же Линкольн предлагает сохранить Союз? Неужели насильственными методами? 
"Конечно нет, -- твердо отвечает Президент в этой же речи. -- При этом нет необходимости в кровопролитии или насилии, и этого не будет ..."
"Только, -- добавляет он, немного поразмыслив, -- если национальная власть не будет вынуждена. Власть, данная мне, будет использована, чтобы захватить и удержать в собственности имущество и территории, принадлежащие правительству, и чтобы собирать налоги и пошлины". 

Вот оно яблоко раздора -- duties and imposts -- кормушка, которой богатый рабовладельческий Юг грозится лишить бедный свободолюбивый Север.  А последней каплей оказалась пошлина Моррилла, которая была введена не только для протекции промышленности Северных штатов, но и для финансирования общественных работа на Севере США.

Но "честный Эйб" обещает воздержаться от насилия даже в случае захвата собственности федерального правительства: 
Where hostility to the United States in any interior locality, shall be so great and so universal, as to prevent competent resident citizens from holding the Federal offices, there will be no attempt to force obnoxious strangers among the people for that object. While the strict legal right may exist in the government to enforce the exercise of these offices, the attempt to do so would be so irritating, and so nearly impracticable with all, that I deem it better to forego, for the time, the uses of such offices.
ПЕРЕВОД:
«Там, где враждебность по отношению к Соединенным Штатам, на любой внутренней территории, будет столь значительным иобщим, что не даст компетентным гражданам, Живущим там, управлять Федеральными учреждениями, не будет никаких попыток навязать этим людям силой неприемлемых чужаков для этой цели. Несмотря на существование однозначного законногог права правительства силой организовать управление этими учреждениями, попытка сделать это вызовет такое раздражение и будет настолько непрактичным для всех, что я считаю, что будет лучше отказаться на время от использования этих учреждений».

Он клеймит
вступление вооруженных сил на территорию какого бы то ни было штата, как тягчайшее преступление, под каким бы предлогом оно не совершалось: 
Resolved, That the maintenance inviolate of the rights of the States, and especially the right of each State to order and control its own domestic institutions according to its own judgment exclusively, is essential to that balance of power on which the perfection and endurance of our political fabric depend; and we denounce the lawless invasion by armed force of the soil of any State or Territory, no matter what pretext, as among the gravest of crimes.
ПЕРЕВОД:
«Мы считаем, что поддержание неприкосновенности прав Штатов, и в частности права каждого Штата на устанавливать порядок и контролировать свои собственные внутренние институты исключительно в соответствии с своим собственным решением, является основой того баланса власти, на котором зиждется прочность и способность совершенствования нашей политической структуры, и мы осуждаем незаконное вторжение вооруженных сил на территорию какого-либо Штата, независимо от того, под каким бы предлогом это ни делалось, как тягчайшее из всех преступлений
».
 
И что же происходит дальше? Дальше происходит форт Самтер и "тягчайшее из всех преступлений" -- Гражданская война, унесшая больше американских жизней, чем все остальные войны вместе взятые до 2000 г.



А тактика, впервые примененная американским президентом в форте Самтер, -- провокация врага на нанесение первого удара -- была взята на вооружение его последователями в последующих войнах, которые Америка могла бы так же легко избежать.
 
 
Tags: Гражданская война в США, История, Линкольн, Опровергая мифы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments