December 10th, 2010

Реклама экономических знаний

Либертарианство и АЭШ частенько называют сектами, приверженцы которой упорно держатся за свои догмы и поэтому не могут понять, что их теории -- это не знание о реальном мире, а религиозные тексты больного воображения.

Обвинять друг друга в догматизме, конечно, легко, и отличить в таком случае, кто прав, а кто ошибается, будет невозможно, самому досконально не разобравшись в предмете. Так? Нет, есть более легкий способ. Достаточно посмотреть, кто боится конкуренции, а кто нет. И вот тогда, сразу станет понятно, что защита монополии на образование означает, что государство боится того, что люди могут начать получать какие-то другие знания со стороны. АЭШ этого не только не боится, но и активно продвигает эту идею:



Кстати, то же самое относится к любой другой области: монополия -- это всегда попытка защитить силой то, что человек или организация боится потерять из-за недостатка знания и опыта.
 

Апология памяти

Большинство из нас ходили в советские школы и выросли убежденными материалистами, для которых вопросы типа декартовского "как отличить сон от яви" является не более, чем дуракавалянием в лучшем случае или мыслеизвращением в худшем.

Однако, если все же задуматься об этом, то, мне кажется, единственное, что позволяет нам отличать реальность от сна -– это наша память.

В реальном мире мы всегда (или почти всегда) помним, как мы оказались там, где мы сейчас находимся. Даже если мы вдруг очнулись в странном месте, в окружении странных людей, в чужой одежде, то мы по крайней мере хорошо знаем, почему мы не помним того, как мы там оказались.

Во сне же происходит то, что нам кажется необъяснимыми метаморфозами: находились в собственном доме, повернулись к другу, вдруг поняли, что мы не у себя дома, а в кинотеатре, и говорим не с другом, а с давно забытым бывшим одноклассником, который на самом деле циклоп. Эти провалы в памяти заставляют нас понимать, что мы видим сон.