December 15th, 2010

Естественные права

Не менее очевидно следующее: право собственности на своё тело должно быть признано априорно. Ибо всякий, кто хочет обосновать какую-либо норму, изначально опирается на другую норму: своё исключительное право распоряжаться собственным телом — хотя бы для того, чтобы иметь возможность сказать: "Полагаю, что дело обстоит так-то и так-то". Всякого, кто станет оспаривать это право, уличат в прямом противоречии, ибо, высказав такое утверждение, он прежде должен был имплицитно признать ту самую норму, которую отрицал. 

Это рассуждение Хоппе напоминает парадокс об Ахиллесе и черепахе: 
Движенья нет, сказал мудрец брадатый.
Другой смолчал и стал пред ним ходить.
 

Естественные права или как ускользнуть от гильотины Юма

Попытка объективизировать этику постоянно наталкивается на проблему невозможности вывести должное из сущего.

В бытовом разговоре это выражается в том, что собеседника-не-либертарианца не убеждает аргумент, что человек, считающий себя вправе отнять чужую жизнь, автоматически лишается права на собственную. "Вот такие у меня воззрения", -- говорит он, и не знаешь, что ему и возразить на это. Понятно одно -- попытка создать общество, где будут существовать универсальные ценности, изначально обречены на провал.

Любые ценности могут существовать лишь тогда, когда есть возможность их защитить. Коллективистам в этом плане легче -- их сила в демократическом большинстве. И поскольку большинство -- действительно сила, то демократия привлекает и сторонников других не столь коллективистских воззрений, которые видят решение в существовании государства, пусть даже совсем минимального. Люди собираются в партии, агитируют друг друга, объединятся в фанат-клубы и землячества и так далее.

Либертарианцы тоже пытаясь продвинуть идею индивидуальной свободы бескровным путем, стараются убедить в ценности этой идеи то же пресловутое большинство ("идеи правят миром"). Поэтому и не прекращаются попытки вывести либертариансккое должное из нелибертарианского сущего.

На мой взгляд, это тупиковый путь. Любые самые строгие, последовательные, железно аргументированные построения о том, почему человек должен считаться собственником своего тела или результатов своего труда, разобьются об агрессию более сильного человека, который будет считать, что единственным собственником может быть только он, потому что у него есть сила. Как собственно сейчас в демократиях и происходит.

Можно расуждать сколько угодно на тему того, кто прав, кто виноват в межэтнических конфликтах. Можно пытаться проводить несуществующие границы между хозяевами и гостями по национальному признаку и по длительности проживания или по любому другому критерию.

А можно и просто быть готовым отразить агрессию, когда возникает такая ситуация.

И это, на мой взгляд, -- единственный шанс у сторонников индивидуальной свободы: получить способность (и возможность) защищать ее против любого большинства. "Хотите получить мою собственность? А небольшой ядерный заряд в задницу получить не хотите? Вот и славненько!"

И это не очередная пропаганда идеи легализации оружия. Рано или поздно мир сам придет к этому через непрекращающееся развитие технологий и продолжающуюся индивидуализацию мышления. И когда это произойдет, тогда-то и можно будет порассуждать о свободе народов, этносов, религий, хозяев, гостей и прочих.

Потому что тогда должное и сущее сольются так, что ни у кого не возникнет сомнений в том, что человек сам является хозяином и своего тела и своей собственности.