January 10th, 2011

Об науку и образование

Такова истинная наука, но не такова та наука, которая в наше время в христианском мире считается и называется наукой. Наукой в наше время считается и называется, как ни странно это сказать, знание всего, всего на свете, кроме того одного, что нужно знать каждому человеку для того, чтобы жить хорошей жизнью.

Люди, занимающиеся теперь наукой и считающиеся учеными, изучают все на свете. И таких изучений, называемых наукой, такое огромное количество, что едва ли есть на свете такой человек, который не то чтобы знал все эти так называемые науки, но мог бы хотя перечислить их. Наук этих пропасть, с каждым днем появляются новые. И все эти науки, называемые самыми странными выдуманными греческими и латинскими словами, считаются одинаково важными и нужными, так что нет никакого указания на то, какие из этих наук должны считаться более, какие менее важными и какие поэтому должны изучаться прежде и какие после, какие более и какие менее нужны людям.

Не только нет такого указания, но люди, верующие в науку, до такой степени верят в нее, что не только не смущаются тем, что наука их не нужна, но, напротив, говорят, что самые важные и полезные науки - это те, которые не имеют никакого приложения к жизни, т.е. совершенно бесполезны. В этом, по их понятиям, вернейший признак значительности науки.

Это было сказано не сегодня и даже не вчера, а в 1909 г.
И сказал это никто иной, как Л. Толстой.

Об науку и образование, часть 2

Продолжаю цитировать Толстого:

Первый отдел - это науки естественные: биология во всех своих подразделениях, потом астрономия, математика и теоретические, т.е. неприкладные физика, химия и другие со всеми своими подразделениями. Второй отдел будут составлять науки прикладные: прикладные физика, химия, механика, технология, агрономия, медицина и другие, имеющие целью овладевание силами природы для облегчения труда людского. Третий отдел будут составлять все те многочисленные науки, цель которых - оправдание и утверждение существующего общественного устройства. Таковы все так называемые науки богословские, философские, исторические, юридические, политические.

Науки первого отдела: астрономия, математика, в особенности столь любимая и восхваляемая так называемыми образованными людьми биология и теория происхождения организмов и многие другие науки, ставящие целью своей одну любознательность, не могут быть признаны науками в точном смысле этого слова по двум причинам. Во-первых, потому, что все эти знания не отвечают основному требованию истинной науки: указания людям того, что они должны и чего не должны делать для того, чтобы жизнь их была хорошая. Во-вторых, не могут быть признаны науками еще и потому, что не удовлетворяют тем самым требованиям любознательности, которые ставят себе занимающиеся ими люди. Не удовлетворяют же все эти науки, за исключением математики, требованиям любознательности потому, что, исследуя явления, происходящие в мире неодушевленном и в мире растительном и животном, науки эти строят все свои исследования на неверном положении о том, что все то, что представляется человеку известным образом, действительно существует так, как оно ему представляется. Положение же это о том, что мир действительно таков, каким он познается одним из бесчисленных существ мира - человеком, теми внешними чувствами: зрением, обонянием, слухом, вкусом, осязанием, которыми одарено это существо (человек), совершенно произвольно и неверно. Совершенно произвольно и неверно это положение потому, что для всякого существа, одаренного другими чувствами, как, например, для рака или микроскопического насекомого и для многих и многих как известных, так и неизвестных нам существ, мир будет совершенно иной. Так что первое положение, на котором основываются все выводы этих наук, положение о том, что мир в действительности таков, каким он представляется человеку, произвольно и неверно. А потому и все выводы из этого положения, основанного на данных внешних чувств одного из существ мира, человека, не содержат в себе ничего реального и не могут удовлетворить серьезной любознательности.

<...>

Остается третий разряд знаний, называемых наукой, - знаний, имеющих целью оправдание существующего устройства жизни.
Знания эти не только не отвечают главному условию того, что составляет сущность науки, служению благу людей, но преследуют прямо обратную, вполне определенную цель - удержать большинство людей в рабстве меньшинства, употребляя для этого всякого рода софизмы, лжетолкования, обманы, мошенничества...
 
 

Об науку и образование, часть 3

И наконец, последняя на сегодня цитата:

Ведь только забыть хоть на время то, к чему мы так привыкли, что мы уже не спрашиваем, хорошо ли это или дурно, и взглянуть на то, что делается с людьми под предлогом их обучения науке, т.е. самой нужной истине, чтобы ужаснуться на те преступления и нравственности, и здравого смысла, которые совершаются в этой области. Устраивают за большие деньги, собранные с народа, заведения, в которых одним людям разрешается, другим не разрешается учить и учиться. Определяется, чему и чему должны учиться люди и сколько времени и, главное, какое они за какое учение получат в виде диплома, дающего средства жить трудами других людей, вознаграждение.

Макроэкономическое

gr_s : В мейнстриме (в макро, о которой, собственно, IS-LM) считается важным делать упор на "процессы" и "функциональные связи". Субъектами таких процессов являются некие "агрегаты", т.е. говоря статистически - суммы показателей отчетности по максиимально широкому кругу учета. Теоретически этим "агрегатам" ничего не соответствует, они некими заклинаниями наделяются субъектностью, после чего начинают "себя вести" ("посмотрите как ведут себя инвестиции!", "ученым еще предстоит объяснить странное поведение экспорта" и т.п.). Эти агрегаты находятся не в причинно-следственной связи, они связаны "функциональными зависимостями", восстановление которых есть задача эконом.теории. Считается, что после того как функциональные зависимости познаны, на важные агрегаты можно влиять (то что влиять нужно - это некое предзнание, оно основано на ощущении "внутренней нестабильности чисто рыночной системы"). Чем влиять? А вот чем. Среди множества показателей (в этом множество входят "агрегаты", но не только) имеются "параметры настройки", т.е. такие показатели (как правило, это относительные величины типа долей, соотношений или темпов прироста), которые политики могут "крутить" туда-сюда, "настраивая систему", "блокируя нежелательные эффекты", подтягивая значения агрегатов к заданным и т.п. Вся эта ахинея живет и длится только потому, что является конвенцией, больше ни почему. Соответственно, если вы не являетесь штатным экономистом, для вас все это - малоинтересный бред. Хотя бы потому что с помощью этой развесистой клюквы можно обосновать практически все что угодно (отсюда и спрос на нее).