April 10th, 2014

Читаю "Черную свечу"

— Так вы, сказывают некоторые осведомлённые товарищи, на мокром деле отличились?

— Как вы смеете! Взгляните на меня — интеллигентный человек. Шёл на свидание к даме сердца, вместо неё пришёл муж. Ударил меня головой в лицо. Я говорю: «Давай помиримся. И иди к моей жене». Три свидетеля говорили то, что говорю вам я. Все происходило у фонтана, в который мочился пьяный Пушкин. Там же этот ревнивый тип вынул нож, а мне знакомый армянин одолжил бутылку шампанского. Перед тем, как он хотел меня зарезать, я ударил его бутылкой. Чуть раньше и по голове. Что было дальше?

— Да, что было дальше? — Малина принял игру.

— Голова оказалась некачественной, а он — беспартийный, ещё и уголовный тип. Это меня спасло. Вначале мы дали следователю, затем — судье и прокурору. Последние двое оказались людьми честными: они дали мне сдачи — шесть лет за непреднамеренное убийство.

— Так они грохнули Фрукта, — прокомментировал исповедь Пельмень, лениво слушавший их разговор. — Фрукт шёл их вложить, а Филон стукнул его бутылкой по голове. Все правда.

Об пропаганду

"Больше всего государство опасается любой фундаментальной угрозы собственной власти и существованию. Смерть государства может произойти двумя основными способами: (а ) путем завоеваний другим государством, или (б) через революционное свержение, т.е. в результате войны или революции. Война и революция, как две основные угрозы, неизменно заставляют государственных правителей прилагать все усилия и доводить пропаганду среди подданных до максимума. Как указано выше, всегда должна быть использована любая возможность для мобилизации людей на защиту государства, чтобы при этом они считали, что защищают себя". (Ротбард)

Когда люди говорят "Крым наш", "Выключим вам газ", "Испепелим врагов наших" -- это, наверное, показывает эффективность государственной машины пропаганды?