July 14th, 2016

Property and sovereignty

"Both private property and territorial sovereignty can be traced back
to a point where somebody either appropriated ownerless goods or
land or violently expropriated a predecessor whose title had been
based on appropriation. To law and legality no other origin can be
ascribed. It would be contradictory or nonsensical to assume a “legitimate” beginning. The factual state of affairs became a legitimate one by its acknowledgment by other people. Lawfulness consists in the general acceptance of the rule that no further arbitrary appropriations or violent expropriations shall be tolerated. For the sake of peace, security, and progress, it is agreed that in the future every change of property shall be the outcome of voluntary exchange by the parties directly concerned.

This, of course, involves the recognition of the appropriations
and expropriations effected in the past. It means a declaration that
the present state of distribution, although arbitrarily established,
must be respected as the legal one. There was no alternative. To
attempt to establish a fair order through the expropriation of all
owners and an entirely new distribution would have resulted in
endless wars." (Mises, Omnipotent Government)

Upd.:

"[...] Мое мнение - последовательно либеральная точка зрения должна подразумевать последовательную поддержку эффективного сепаратизма, эффективной сецессии. "Эффективность" в данном контексте означает, что требование об отделении поддерживают не отдельные публицисты, активисты и лидеры, а достаточно твердое большинство населения данной территории.

Сепаратизм ведет к формированию более однородных по населению стран. Следовательно, такие страны будут, в общем случае, меньше нуждаться в насильственном государственном поддержании своей целостности, а отношения людей в этих странах будут в меньшей степени подвержены идее группового противостояния "наших" и "ваших".

Более того. Можно показать, что абсолютное большинство межгосударственных и гражданских войн последних столетий были вызваны национальным вопросом. В некотором смысле эти войны были заменой (плохой заменой) мирного сепаратизма.

При этом внешняя/военная функция была и остается важнейшим фактором обоснования всей принудительно-государственной идеологии. И когда этот фактор выводится за скобки, постепенное разгосударствление, деволюция государственных функций на нижние уровни и т.д., осуществляются гораздо проще.

Если страны могут мирно договориться о своих границах на путях общего признания принципа самоопределения, то с большой вероятностью они уже не будут бояться друг друга. Обоюдная демилитаризация границ, когда-то бывшая, скорее, курьезным феноменом американо-канадской границы после договора Раша-Бэгота - сегодня становится нормой в отношениях развитых стран. А "территориализм", то есть образ мыслей, при котором человек рассматривает сохранение любого куска территории своей страны как величайшую ценность, даже если для самого себя посещение этой территории воспринимает как тяжелое наказание - постепенно ослабевает.

Соответственно, удовлетворение требований сепаратистов должно в общем случае рассматриваться как априорно правильное. Соображения насчет того, кто именно в настоящий момент стоит во главе сепаратисткого движения - наоборот, должны рассматриваться как иррелевантные." (Б. Львин, http://bbb.livejournal.com/2629962.html)

Via guyz30