Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Удивительный мир волков

Чем больше читаешь про окружающих нас живых существ, тем больше понимаешь, что поисками инопланетного разума можно заниматься только из-за отсутствия собственного. Ведь достаточно взглянуть на любое известное с детства животное и увидеть, что разумные существа живут бок о бок с нами.

Удивительный рассказ о волках, человека жившего с ними -- Ясона Бадридзе

Потом я еще выяснил, что волки умеют считать - до семи и кратно семи. Им часто приходится решать задачи, состоящие из большого числа множеств, и они это могут. Ну, то есть, найти третью миску в пятом ряду он может легко. Но, если число больше семи, - сбивается…

 


Только одного выгнали переярка. Очень тяжелый у него характер был, все время конфликты какие-то возникали - и выгнали его. Вроде бы агрессивный индивидуум должен стать доминантом. Но если эта агрессивность переходит какую-то грань, то вся социальная система, со всеми низкоранговыми индивидами объединяется и изгоняет его. Это такой механизм, купирующий чрезмерную агрессию. И этот зверь никогда не сможет найти полового партнера. Таким образом, если это ген агрессивности, он иссекается.

А здесь Ясон Бадридзе рассказывает, как сам выращивал волков и приучал их к жизни на воле.
Потрясающий опыт потрясающего человека.
 
Главное, чтобы у них сформировались навыки ориентации в пространстве. Территорию должны знать, на которой будут жить, водопои копытных, тропы основные. Без этого они не смогут охотиться. Дальше надо научить брать след. Допустим, идем, наткнулись на след оленя. У волков четкая реакция - олени очень резко пахнут. Надо их обязательно успокоить - я сам начинаю след изучать, обнюхивать, подскуливаю, подзываю их. Они обязательно подбегут и сделают то же самое. Родители так и обучают их. Если, допустим, след опасный, мать демонстративно обнюхивает - щенки подбегают, тоже обнюхают - и тогда она издает сигнал тревоги. Это такой фыркающий лай. Он у всех волков одинаковый - и у щенков на него врожденная реакция. И все - они врассыпную. К этому следу в жизни не подойдут больше. Лаять я так научился. А звуки, которые они издают, положительно подкрепляя какую-то ситуацию, я изобразить не могу - значит просто за ухом почешу.

 
Через terribleboss

Конец науки

Участники сидели в прямоугольной комнате вокруг длинного стола, повторяющего ее контуры. На стене висела доска. Семинар открыл Касти, спросив: «Является ли реальный мир слишком сложным для нашего понимания?» Теоремы неполноты Курта Геделя, отметил Касти, подразумевали, что некоторые математические описания всегда будут неполными; какие-то аспекты мира всегда будут сопротивляться описанию.

Collapse )

От ivanov_petrov 
 

Чтобы получить нужный результат исследования, нужно правильно задать критерий

Мизес. "Роль доктрин в человеческой истории"

Очень полезное почитать всем, кто считает "социологические науки" (социология, история и т.д.) такой же наукой, как например, физика.

Вот, что Мизес пишет об эксперименте в социологических науках (для любителей эконометрики):

В области наук о человеческом поведении мы не можем прибегнуть к экспериментальному методу и не можем ставить эксперименты. Любой опыт является опытом сложных событий. Мы не имеем возможности наблюдать за действием только одного фактора при прочих равных условиях. Поэтому опыт не может ни подтвердить, ни опровергнуть наши утверждения и теории, относящиеся к социальным проблемам.
Мы не можем наблюдать социальные факты иначе, как в свете, в котором их показывают наши теории и доктрины. Один и тот же комплекс событий поворачивается разными гранями в зависимости от того, под каким углом зрения его рассматривает наблюдатель.


Возникает вопрос: а что же делать, когда находятся неоспоримые корреляции, например между положительным отношением к рекламе и продажами? "Корреляции можно найти практически всегда, а вот причинно-следственные сввязи - очень редко", - отвечает Мизес. Собственно так же отвечают на эти вопросы и все, кто мало-мальски вдумчиво подходит к понятию "статистика" (Талеб, Левитт ).

Мизес: 

Мы не можем наблюдать социальные факты иначе, как в свете, в котором их показывают наши теории и доктрины. Один и тот же комплекс событий поворачивается разными гранями в зависимости от того, под каким углом зрения его рассматривает наблюдатель.

И дальше:

Статистик заблуждается, когда считает, что он исследует только чистые факты. Статистик пытается обнаружить корреляцию между различными рядами цифр, когда его теоретическое рассуждение позволяет ему предполагать, что между ними может существовать причинная связь. В отсутствие таких теоретических допущений он не обращает никакого внимания даже на очевидные корреляции и в то же время сразу пытается доказать существование корреляции, когда его заранее составленная теория постулирует такую корреляцию. Джевонс считал, что ему удалось доказать корреляцию между экономическими кризисами и солнечными пятнами. С другой стороны, ни один статистик не пытался обнаружить корреляцию между числом аистов и рождаемостью. 

В связи с этим, вспоминаю статью на WARC, в которой описывалась корреляция между неполным просмотром ролика и продажами и делалось утверждение, что неполный просмотр положительно влияет на продажи. Корреляцию можно найти где угодно и между чем угодно, главное - выбрать правильный угол просмотра и временной интервал.

Один часто используемый аргумент не только здесь, но вообще в жизни звучит следующим образом: "Если бы это не работало, то большинство людей так бы не делало". Мизес считает по-другому и, похоже, что исторический опыт человечества подтверждает его мысль о том, что дело не в самой идее, а в том, какое количество сторонников у нее есть:

Все зависит от того, какое решение примет огромная масса малообразованных людей, которым не нравится много думать и размышлять, инертных и с трудом воспринимающих новые сложные идеи. Ход событий определяется их доктринальными убеждениями, какими бы грубыми и наивными они ни были. Состояние общества является результатом доктрин, которые считают правильными массы обычных людей, а не теорий, поддерживаемых небольшой группой передовых мыслителей.

И не нужно заблуждаться, считая, что правильная идея в конечном итоге одержит верх:

Но было бы ошибкой считать, что живые существа всегда должны добиваться успеха в борьбе за жизнь. Множество видов растений и животных исчезло по причине того, что их усилия приспособиться не увенчались успехом. Многие расы и народы вымерли, общества и цивилизации распались. Природа не предохраняет человека от увлечения пагубными идеями и создания гибельных доктрин. Тот факт, что доктрина была разработана и ей удалось обрести множество сторонников, не является доказательством, что она не является деструктивной.

И еще одно распространенное заблуждение заключается в идее "объективной неизбежности" прогресса:

Среда действует только через посредство человеческого разума. На той же самой земле, где белые поселенцы создали современную американскую цивилизацию, аборигенам-индейцам даже не удалось изобрести колеса и повозки. Природные условия, которые делают лыжи весьма полезным средством передвижения, присутствовали и в Скандинавии, и в Альпах. Но скандинавы изобрели лыжи, а жители Альп — нет. На протяжении сотен, даже тысяч лет долгими зимними месяцами альпийские крестьяне сидели запертыми в своих домах и с вожделением смотрели в сторону недоступных деревень, лежащих в долине, и неприступных хуторов своих соседей-фермеров. Но это желание не разбудило в них изобретательского духа. Когда сорок или пятьдесят лет назад горожане привезли в горы лыжи для занятий спортом, местные жители поначалу издевались над казавшейся им смешной игрушкой. И лишь много позже они осознали, насколько эти “игрушки” могут быть им полезны.

 

Теория оргазма

Размышлял тут давеча о природе мужского и женского оргазма и придумал теорию, объясняющую, почему мужчина заканчивает весь процесс быстро, а женщине нужно время.

Вкратце суть теории такова:

Как известно, природа придумала секс для продолжения рода. При этом, чтобы стимулировать семяизвержение у мужчины, она дала ему оргазм. А для женщины оргазм предусмотрен не был, поскольку легче было сделать так, чтобы яйцеклетки вырабатывались постоянно, чем пытаться синхронизировать два оргазма. А для того, чтобы женщина не успела прогнать мужчину до завершения процесса, природа снабдила ее клитором, который доставлял ей некоторое удовольствие при прикосновении. При этом мужчине природа, соответственно, сказала: «Клитор даст тебе пару минут прежде, чем женщине все это надоест. Ну а твоя задача за это время успеть добежать до канадской границы».

Спустя какое время, человечество начало бурно развиваться, придумало, как говориться, колесо, Нью-Йорк и все такое, и вот тут-то женщины стали возмущаться, мол, какого черта у кого-то оргазм есть, а нас используют, как хотят.  Наиболее сильные особи стали заставлять мужчин искать у них всякие точки и прочие вещи и – о чудо! – оргазм был таки найден, правда, не мужчиной и не в теле, а женщиной и в голове!

Вот и получается, что у мужчины оргазм биологический и, чтобы получить его, ему достаточно пару минут ни о чем не думать (более того, думать мужчине вредно – все может сбиться), а у женщины – социально-психологический, и получить его она может только  путем длительных сознательных усилий.

Мизес. "Человеческая деятельность"

Людвиг фон Мизес "Человеческая деятельность". 
Книга написана была более полувека назад, но она из тех книг, что вряд ли когда-либо потеряет актуальность. Я давно не встречал такого системного, всеобъемлющего и безупречного с точки зрения логики подхода к описанию человеческой деятельности. 

Читаешь книгу, и все вдруг встает на свои места. Больше по экономики можно ничего и не читать. Впрочем, книга намного шире, чем привычный для нас круг вопросов, объединяемый словом "экономика" - она о человеке вообще, о любой сознательной деятельности человека.

"Выражение желаний и надежд и объявление планируемых действий не идентичны действиям, о которых они извещают, которые рекомендуют или отвергают. Действие вещь реальная. В расчет берется общее поведение человека, а не его разговоры о планировавшихся, но не реализованных поступках".

"История никогда не сможет быть не чем иным, кроме искажения фактов; она никогда не сможет быть по-настоящему научной, т.е. нейтральной по отношению к ценностям и направленной исключительно на открытие истины.
Не подлежит сомнению, что свобода отбора фактов, которой располагают историки, может быть использована не по назначению".

"В области экономической науки нет постоянных зависимостей и, следовательно, невозможны никакие измерения. Если статистик выясняет, что в Атлантиде увеличение предложения картофеля на 10% через какое-то время приводит к падению цен на 8%, он не устанавливает ничего, что произошло или могло произойти из-за изменения предложения картофеля в другой стране и в другое время. Он не измерил эластичность спроса на картофель. Он установил уникальный и частный исторический факт.
Невозможность измерения состоит не в недостатке технических методик определения меры. Причина в отсутствии постоянных соотношений".

"Поэтому понятиям ненормальности и порочности нет места в экономической науке. Она не говорит, что человек порочен, потому что предпочитает неприемлемое, вредное и неприятное приемлемому, полезному и приятному. Экономическая наука просто говорит: он отличается от других людей; ему нравится то, что другие отвергают; он считает полезным то, чего другие избегают, поскольку это причиняет им вред".